Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
К АНТИФАШИСТСКОМУ МАРШУ ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ГИРЕНКО
 
"Марш против ненависти" пройдёт 2 ноября. По традиции, маршрут остается неизменными - от станции метро "Спортивная" до площади Сахарова.
Сбор - у СКК "Юбилейный" (м. Спортивная) в 12-00

На сайте ЗакС..ру (http://www.zaks.ru/new/archive/view/51754)
выложено интервью с организатором Марша памяти Николая Гиренко лидером движения "За Россию без расизма" Александром Винниковым, в котором он подробно объясняет идею Марша, его смысл и направленность.
В целом, интервью вполне все объясняет. Есть и момент, который меня лично даже порадовал - несколько изменилось его отношение к 'антифа' Помню, как еще зимой мы бились на Правозащитном Совете, доказывая, что настоящие скинхеды - не расисты. Вижу, не зря бились.
Но по некоторым пунктам я, все же, не могу согласиться с Александром Винниковым.

Не поддерживаю идею приглашать на Марш памяти Гиренко нашу губернаторшу. Если Валентина Матвиенко пойдет во главе колонны (ну не в хвосте же ей идти, как в прошлом году 'младогвардейцам'), то из нее, думаю, выйдут многие. Марш развалится. Именно власть в глазах многих антифашистов ассоциируется с разгулом ксенофобии и насилия в нашей стране. В какие бы антифашистские одежды не рядилась эта власть, ничего у нее не получается, ибо по факту она уже давно - фашистская. И это очевидно. Думаю, и сама губернаторша прекрасно понимает, что не место ей рядах антифашистов, которые так же ходят и на Марш Несогласных. Это было бы дико и смешно - Валентина возглавляет шествие тех, кого она после Марша 3 марта со слезами на глазах обзывала в ТВ маргиналами и бандитами.

Вечная тема споров и отношение к 282 статье УК РФ. Александр Винников ее поддерживает. Многие правозащитники - нет. Да, уголовная статья, по которой можно и нужно привлекать к ответственности за разжигание розни, несомненно, нужна. Но эта статья состряпана так, что по ней можно посадить любого. И уже судят и сажают - и правозащитников, и блогеров, и журналистов. В таком виде эта 282 статья никуда не годится - любая критика власти и ее политики может обернуться для человека этой 282 статьей УК. Мне кажется, Александр Винников, обольщается, веря в то, что эта статья направлена именно против расизма и ксенофобии. Она против всех. Именно в этой формулировке эта 282 статья нашей власти и нужна - чтобы все заткнулись и не вякали.

Общее представление о делах в молодежном движении 'антифа' Александр Яковлевич имеет, и это радует. 'Мы считаем, что наша задача по отношению к антифе состоит в том, чтобы убедить их полностью исключить насилие из арсеналов своих методов борьбы' - говорит Александр Яковлевич. Я тоже очень даже за то, чтобы не было насилия - никакого, никогда, нигде. Но задачу, озвученную Винниковым, вижу невыполнимой.
Поздно. Просто поздно. Мне кажется, что Александр Яковлевич, исходит из неверной логической предпосылки. Он рассуждает, полагая, что в стране мир. И он прав: когда в мирное время люди нападают друг на друга, убивают, режут, преследуют - это дико и страшно. С этим надо бороться.
Но на самом деле в стране давно уже нет мира. Мир кажущийся. И давно уже идет война. Эта война многим еще и не видна. Но она есть. Страшная война. Настоящая война.
И эту войну развязали не 'антифа'. Убийство Тимура Качаравы, многократные нападения на участников акции 'Еда вместо бомб', вывешивание на нацистских сайтах адресов и фото антифашистов, приговоренных к смерти (как и Гиренко), преследования, угрозы. Наберите в Яндексе 'убит антифашист' и все станет ясно. Список жертв расправ огромный - погибли прекрасные ребята, которые сами ни на кого никогда не нападали, студенты ВУЗов, художники, музыканты. И кто бы предоставил данные о том, что антифашисты убивают тех, кто проповедует правую, расистскую и нацистскую идеологию. Ну? Где? Кто? Когда?
Но теперь все стремительно стало меняться. И уже не секрет, что некоторые 'антифа' попали в поле зрения милиции и прокуратуры. Да, не секрет, что были уже стычки с применением оружия со стороны 'антифа'. Но можно, и нужно, понять их, тех, кто, насмотревшись на все, что творят наци, решил хоть как-то обезопасить себя, взяв оружие не для нападения, а лишь на случай самозащиты. А как вы им прикажете ходить по улицам города, если их фото и домашние адреса вывешены в интернете? Как после стольких убийств ваших друзей не впасть в гнев и не сказать себе: 'Я буду бороться!' Может, стоит нам всем перечитать Ремарка 'Три товарища', где описана предвоенная Германия и начало разгула нацистов, чтобы понять, что происходит сейчас в головах этих ребят, когда-то возмутившихся тем, что нацисты убили маленькую таджикскую девочку, преследуют и убивают иностранных студентов, угрожают создать из нашей страны зону страха.
Или им всем отказаться от своих убеждений, чтобы угодить противникам и выглядеть в глазах общества паинькими мальчиками? И ведь все равно уже - подставлять под удары им придется не щеки свои, а жизни.
Не надо даже знать внутренних дел в движении 'антифа, чтобы понимать, что у них, как и в любом сообществе, есть разногласия. Думаю, и в этом молодежном движении тоже не все так просто. Кто-то, поняв опасность, уже берет на всякий случай нож, кто-то жаждет мести, кто-то проповедует то же, что и Александр Винников - чистые руки, отказ от насилия.
Но вся беда в том, что против 'антифа' идет не только война на уничтожение, но еще и информационная война. И эту войну они явно проигрывают. Всего за считанные годы в обществе был создан такой отвратительный образ злобного 'антифа', что хуже не придумаешь. И народ, и так не очень-то жаждущий разбираться в том, кто у нас в стране прав или виноват, не долго думая (или не думая совсем), тут же принял этот образ для ненависти - бандиты и отморозки.
Эта информационная травля 'антифа' привела к тому, что теперь любое проявление антифашизма сразу же начинают смешивать с движением 'антифа'. Т.е. в глазах обывателя любой антифашизм, даже самого Винникова и старых правозащитников, теперь есть зло, агрессия, гопота, подлежит осуждению и преследованию, вплоть до уголовного.
Наблюдая все эти годы вот такую трансформацию общественного сознания, что антифашизм есть зло, я прихожу к убеждению, что это произошло совсем не случайно. Язык не поворачивается сказать 'Браво, гэбульники, вам удалось расколоть общество так, что теперь ненависть всех ко всем стала главной составляющей в обществе: Вам удалось:'
У меня нет никаких сомнений в том, что и в рядах 'антифа' этой гэбни просто немеряно. И не она ли пытается там рулить, предлагая антифашистам проводить акции прямого действия, хвататься за ножи, лезть в драки? И не она ли, потом сдает фото антифашистов на сайты 'фашей'? Как теперь их всех отличить друг от друга - радикального 'антифа' от гэбэшника или от 'антифа', проповедующих ненасильственные методы борьбы с фашистами? Как? Я не знаю.
Но в том, что все это большая гэбульная подстава, я уже не сомневаюсь. И вот почему.
28 января 2007 года в скверике Чернышевского был разрешен митинг правых сил. Еще свежи были в памяти события декабря 2006 года, еще лежал на балконе пакет с пропитанной кровью одеждой (прокуратура вспомнила о ней только в марте), и ясно было, что преступников искать никто и не собирается. Мне пришла мысль просто сходить на этот митинг. Посмотреть. Нет, конечно, смешно было бы просто и подумать о том, что на митинге правых я увижу и угадаю тех самых, кто сделал такое - напал огромной толпой на одного, бил ногами по позвоночнику и остервенело втыкал свои ножи и заточки в несопротивляющегося им человека. Нет. Конечно. Мне просто очень хотелось увидеть их всех, вглядеться в их лица, что-то понять или хотя бы почувствовать - что? Что происходит? Что твориться? Какие они, эти наци-скинхеды? Почему?
Мне, в моем возрасте, да еще и в старой дачной задрипанной курточке, легко затеряться в такой толпе - да кто обратит внимание на такое существо как я, старое, сирое, серое? Сын не стал меня отговаривать - понял мои чувства. И правильно сделал. Мне довелось многое увидеть и понять на этом митинге.
Автобусы ОМОНа стояли во всех переулках, прилегающих к скверу. Но на митинге сразу же стало ясно - ОМОН пришел охранять правых. Охранять от 'антифа'. Так и было сказано с трибуны, мол, спасибо нашим русским офицерам, ОМОНу и милиции, которые охраняют это мероприятие от злобных и агрессивных антифашистов, которые, дескать, грозились напасть на этот митинг, нападают на патриотов, убивают даже и забивают их беременных подруг. Некоторые старушки (да простит их Господь) даже начали всхлипывать в этот момент, утирать слезки, испуганно озираться. А митингующие рукоплескали в знак благодарности. ОМОН и милиция, услышав такие добрые слова о себе, зарделись, заулыбались, начали кивать в ответ. И больше всех тот, крупняк дядька в тельняшке, главный разгонятель Маршей Несогласных.
Первое, что бросилось в глаза на этом митинге - это полное отсутствие единства. Все митингующие стояли отдельными кучками, не перемешивались между собой, не здоровались, стояли и озирались, поглядывая друг на друга. Ближе к трибуне хоругвеносцы, стариков много, ДПНИ своей группой. А по периметру - это ярко было! - стояли те самые 'наци-скинхеды'. Ярко было потому, что на общем сером фоне они четко выделялись голубизной. Нет-нет, не в этом смысле: Задеть людей иной сексуальной ориентации у меня и в мыслях нет - голубого чрезмерно много было в одежде. Яркие сине-бело-голубые шарфы фанатов 'Зенита' укутывали практически каждого. И голубые светлые джинсы. И никакого черного (той пресловутой 'униформы скинхедов'). Ну, да, бритые головы угадывались все равно, хоть в тот мороз демонстрировать их было бы тупостью - все были в шапочках. Этих групп по 10-15 парней было много, но все они стояли отдельно, косо поглядывая друг на друга, и все были явно не знакомы между собой. Все друг другу чужие:
Ну, ясное дело, в ответ на трибунные речи, явно попадающие под 282 статью УК РФ, ОМОН и милиция никак не реагировали, а улыбались, заслушивались и балдели, хоть и 'был сильный мороз'.
Притопывая от холода, дескать не могу стоять на месте, мне удалось погулять среди митингующих. И присмотреться. И вдруг замечаю, что разгуливают среди митингующих не хилые себе дядьки лет 40, в штатском, хорошо одетые, в дорогой коже или в приличных пальто, с барсетками, в отличной обуви, явно только что вышедшие из машин, т.к. у всей остальной публики на митинге лица давно уже были посиневшими от мороза. А эти - свеженькие такие, ухоженные, респектабельные мужчины, в общем. Совсем не гопота уличная, а такие порядочные отцы семейства на вид. И не идейные, т.к. не орали в ответ, не плакали, не рукоплескали, а просто ходили.
И вот сморю я - эти штатские появляются вдруг в группах голубого цвета, подходят, что-то говорят, отходят. Опять, опять замечаю их в гуще этих 'наци'. А тут нашлось мне место встать аккурат между двух групп в 'зенитовских' шарфах. А тут (вот свезло!) один их этих штатских сам встал около меня. Да так близко: И через некоторое время подходит к нему другой из этих явно сытых и спрашивает, кивая на группу 'наци', что стояли правее нас: 'Это твои?'. 'Нет, - отвечает тот, - Мои вон те, - кивает влево: А эти... - и называет не имя, а отчество: (Знакомая штука: Погранки на даче у нас так всегда общаются - 'михилыч', 'лукич', 'ильич': Ну, стало быть, не только погранки - контора-то одна.)
Потом эти двое отошли, снова посетили свои группы, снова пообщались уже вдали от меня, так что ничего не было слышно.
А тут и митинг подошел к концу. Оратор еще раз попросил милицию охранять людей до метро. Штатские ушли к своим машинам. И колонна начала строиться. Бабушки рыдали, прося 'зенитовцев' спрятать их в середину колонны, милиция попросила четко построиться и: Пошли: До метро площадь 'Александра Невского'.
Зиговали вдоволь. Орали все, что хотели, призывали ко всем видам расправ. И 'Россия для русских', было, наверное, самое безобидное на этом охраняемом милицией шествии. Милиция, по сути, шла вместе с правыми, оцепив их колонну. Может, и подхватывала фашистские речевки, но точно сказать не могу, не было слышно, т.к. в толпу наци, конечно, меня занести можно только в виде трупа - журналисты и еще какие-то люди шли по другой стороне улицы.
Помню, на нашей стороне улицы, шли навстречу две старушки и охнули вдруг громко: 'Это же фашисты! Ужас! А милиция куда смотрит?!' А ближе к Синопской набережной стояли у лесов ремонтируемого дома двое работяг азиатской внешности и тоже с ужасом смотрели на колонну, тихо шептали 'Что это?', наверное, никак не понимая слияние этих рядов - милиции и ультраправых.
У метро колонна так же не смолкла и так же все зиговали, орали и радовались, свободно вскидывая руки. Милиция закрыла вход и вежливо сообщила, что пропускать будет группами.
Не знаю, как у меня хватило ума и энергии, быстро протиснуться к входу, в самую гущу 'наци-скинхедов', сунуться с этой толпой в дверь, успев сказать менту 'А номальным-то дайте пройти:'. Не зря:
На эскалаторе была феерия - ниже на много ступенек эти бойцы, выше - все тоже заполнено этой молодежью. Начали снова зиговать, четко и многократно была слышна в пространстве фамилия немецкого фюрера. Конечно, при этом все сразу же вскидывали руки, кто-то фотографировался, всем было весело, все были просто счастливы. Ну, а я стою среди них, серая чушка, и думаю, что поеду сейчас к своим, в 'Мемориал', расскажу об увиденном, да заодно, может быть, увижу - куда поедут эти, уж не на 'Владимирскую' ли, к часу раздачи еды бедным людям?
Но внизу эскалатора вдруг произошло чудо. Как только до окончания ступенек оставалось совсем немного, все орущие и зигующие вдруг начали преображаться - снимать себя куртки и менять их на те, что были в сумках, выворачивать свои куртки, которые, оказывается, были двойные, менять головные уборы.
Действо длилось секунды. И все - никаких 'наци-скинхедов' в павильоне не было. Часть переодетых побежала на пересадочную станцию, часть - остались ждать метро на этой ветке. Только одного из них мне удалось заприметить и сесть с ним в одном вагоне. Мы и на эскалаторе стояли рядом, и помню как он орал 'Хайль!'. А тут: Мальчишка в клетчатой куртке, в очках, мелкий совсем, сидит смирно и читает книгу: Ботаник: И отличи их - студент он, 'фа' или 'антифа': Организовано все у них четко, обдуманно. Чтобы создать такую дисциплинированную команду из пацанвы, думаю, не мало тем дядькам пришлось поработать:
Как быть в этой ситуации настоящим антифашистам, я не знаю. Сдаваться? Нет. Это невозможно. Бороться? Да, конечно. И терпеть их контрпропаганду, по которой все антифашисты уже нелюди.
Что потом? А потом будет чума. Настоящая - коричневая. На лет 20-50 воцарится она в России.
Тогда, в начале перестройки, коммунисты легко и просто отдали власть демократам, пугнув, а по сути сплотив, общество августом 91-го года. А эти так запросто власть не отдадут. Эти уже давно начали свое дело - разделяй и властвуй. Общество, оппозиция, люди - все расколоты на мелкие группы, ненавидящие друг друга. Все грызутся, собачатся, спорят, придумывают свои идеи обустройства России, а в это время где-то кто-то учит мальчишек навыкам мгновенного перевоплощения, заряжает их такой идеологией и верой, о которых просто страшно и подумать.
Неизбежно - грядет. Мировой финансовый кризис, очередная эпоха нищеты и выживания, которая уже начинается на России, и умелая пропаганда ненависти в СМИ - все это приведет к народному бунту, к хаосу, к большой крови. А кровь она такая штука - ребятки в 'зенитовских' шарфиках выйдут из-под контроля дядек, которые будут в те жуткие дни спасать свои бабки и барсетки. Никаких шансов взять власть в свои руки у демократов и либералов не будет - народ еще не забыл 90-х и с ликованием поддержит чуму. Таков любой народ, в любой стране мира. Ему не нужна свобода. Он от нее бежит в сытость, стабильность и безответственность, которые он называет просто - 'покой'.
И придут на сцену другие. Вожди придут. Как и большевики в Октябрьскую революцию, придумают они для народа, жаждущего покоя, самый примитивный и понятный клич - грабь, бей и спасай. И вот тогда начнется то, против чего все еще пытаются выступать люди, которые придут на Марш памяти Николая Гиренко.
Кого будут бить, спасая Россию, догадаться не сложно - кавказцев, азиатов, евреев, прибалтов и богатых. А заодно, в горячке, в угаре победы, начнут бить и попавшихся под руку, всех - и равнодушных, и тех, кто с ними пил и дружил, кто давал им работу, кто пытался остаться человеком, призывая к миру и ненасилию. И те, кто сегодня намерено, или по-дури, остервенело травят 'антифа' или повторяют за фашистами и гэбней ложь об этом движении, тоже в ужасе завопят. Завопят громко, с укором: 'А где же антифа?! Где?! Почему они нас не спасают?! Помогите-е-е-е!!!'
Только некому будет помочь - всех антифашистов убьют первыми.

01.11.2008.

 
Антифашизм и толерантность STOP NAZISM! Спасти адвоката Трепашкина Rambler's Top100 Молодежное Правозащитное
    Движение Фонд 'Общественный Вердикт' Права человека в России МyЛьТиMеDиЙньIй 
АнТиФaШи3м Подпольный молодёжный полумесячник Институт коллективное действие

Сервис предоставлен Национальной информационной службой inoСМИ.Ru © 2001